«Спасая птиц». В Бурятии становится меньше пернатых

11 Августа 2019, 18:00       597 Зоя Степанова

Что происходит?

Школа орнитологии — науки, изучающей птиц, в республике представлена учеными мужами Бурятского государственного университета. Корифеем здесь считается профессор Цыдып Доржиев. Он воспитал несколько именитых учеников, которые сегодня определяют все исследования в области орнитологии и такие важные охранные  процессы, как, например, кольцевание птиц*.

Наш сегодняшний эксперт Максим Нагуслаев защитил кандидатскую диссертацию по орнитологии, а несколько лет назад стал заведующим живым уголком Этнографического музея народов Забайкалья. 

Опытный зоолог и орнитолог много лет он провёл «в полях», а сегодня беседует с нами. Рассказывает, как человек может влиять на птиц и в наших ли силах спасти пернатых друзей. 

Дрофа. Автор фото: Ирина Рыжакова, Байкальский заповедник 

Дрофа

Как умолк дубровник

Воробьи, голуби, да вороны – вот птицы, которых чаще всего видят улан-удэнцы. Тогда как на территории республики зарегистрировано аж 427 видов птиц. Это утки и гуси, величавые лебеди и совы, соколы и гагары… Да кого только нет! Однако количество птиц уменьшается по всему миру, и Бурятия не исключение.

Удод 

Наш собеседник Максим Нагуслаев сетует на то, что по сравнению с советским периодом исследования птиц значительно сократились. Поэтому сказать точно, сколько видов птиц могут в ближайшее время исчезнуть, а каким опасность не грозит, достаточно проблематично. Однако по тем данным, что есть у ученых, уже сейчас можно говорить о тенденции.

Как пример ученый приводит дубровника. Эта птичка с желтой грудкой раньше была обязательным фоном для бурятских полей, как, например, сегодня голубь на городском Арбате. Сейчас же голос этой птицы почти невозможно услышать.- Вроде условия в Бурятии сильно не изменились, — размышляет Максим Тимофеевич. – Да, стало засушливее, и количество пожаров увеличилось, но так сильно на птиц не должно было повлиять.

Успеть спасти

Однозначно можно сказать, что один из главных вредителей для хищных птиц – человек. Так, например, недавно поймали группу браконьеров, которые отлавливали соколов в южных районах Бурятии и отправляли в Арабские Эмираты.

Конечно, хищные птицы редки изначально: их не должно быть много. Так, территория в несколько квадратных километров может прокормить только одну пару орлов, поэтому для их охраны необходимо беречь огромные пространства. Например, не допускать в ореоле их обитания травли грызунов. Съев мышку, откушавшую яда, самка орла отложит яйца с очень тонкой скорлупой, которые не выдержат ее вес при высиживании и будут раздавлены.

Брачный танец цапли 

Цапля на рыбалке 

Вымирают птицы и из-за урбанизации. И вновь человек разрывает лес дорогами, полями, и некогда цельный ареал оказывается разорванным на локальные части. — Между ними прекращается генный обмен, и популяция слабеет, — поясняет Максим Нагуслаев.

А ещё в Бурятии есть птицы, которые из года в год привыкли гнездиться на одной территории. Тот же орлан-белохвост, не найдя привычной территории, просто теряется и может очень сильно пострадать.

В современной Красной книге Бурятии указаны соколы балобан, сапсан, кречет, из орлов: степной могильный беркут и большой подорлик, орлан беловост, дрофы, черный журавль, черный аист и другие. В последней редакции от 2017 года из Красной книги исключили гуся-гуменника и серого гуся.«Однако считается, что это сделано не потому, что популяция увеличилась. Такую меру «продавили» охотничьи сообщества».

Максим Тимофеевич считает: гуси могут стать настолько редкими, что мы не успеем принять меры, чтобы их спасти. Поэтому их экстренно необходимо вернуть в Красную книгу. 

Как помочь птицам?

Но помочь птицам в наших с вами силах. Начать можно с малого – кормёжки. В дело могут пойти пшено, крупы, зерно, кусочки сала или мяса. Наш эксперт уверяет, что у птиц очень хорошее обоняние, поэтому есть испорченные продукты они не станут. Так что можно не бояться накормить пернатых «чем-то не тем». 

Но скворечники следует делать «правильные». И в этом деле важна не красота, как думают в начальной школе, а технология. Домик должен располагаться высоко, а отверстие (леток) быть небольшим. Чтобы птенцы не могли вывалиться, а кошка не достала лапкой яйца. Леток лучше выполнить круглым, а не прямоугольным. Краски оставьте для детей: запах и яркий цвет отпугивает птиц. Но если очень хочется, покрасьте своё творение спокойной краской без запаха. 

Пищуха 

Также (оказывается это не интернет-миф) мы сделаем птицам большое одолжение, если перестанем бросать где попало жвачки. Даже завёрнутые в бумажки! Птичка может решить использовать этот материал для строительства гнезда, а вылупившийся птенчик впоследствии клюнет его. В итоге малыш просто склеит себе клюв и погибнет.- Птицы умеют хорошо приспосабливаться: они начинают гнездиться в неожиданных местах, употреблять в строительстве гнезда материалы, которые раньше не использовали. Это, с одной стороны, хорошо, но с другой — означает, что наша среда быстро меняется и нам нужно обязательно проводить мониторинг поведения птиц. От них многое зависит в экосистеме, — заключает Максим Нагуслаев.

Что ж, с мониторингом птиц сегодня отлично справляются учёные. Однако помимо профессиональных орнитологов, в Бурятии есть и любители. И люди, которые долгое время наблюдали и работали с птицами, также по полному праву могут считать себя специалистами в этой области, считает наш собеседник. 

На фото: Дмитрий Андронов 

Один из таких живет в Бичурском районе. Дмитрий Андронов работает учителем, увлекается фотографией, является членом Союза журналистов России, Русского Географического обществаи активным защитником природы родного края. В своих экспедициях он часто наблюдает за птицами, пишет о них заметки. Дмитрий Анатольевич предоставил нам архив своих фотографий и выдержки из своих заметок. Публикуем их ниже. А в одном из следующих номеров обязательно расскажем вам подробнее об интересных наблюдениях за птицами. А также о том, какие вообще удивительные создания живут у нас в Бурятии. 

Заметки любителя

Чибис-психолог

Как-то, скрадывая журавля, я медленно передвигался гусиным шагом, на мне была накинута плащ палатка, и я часто останавливался, чтобы передохнуть.  Место это было перемычкой между двумя солеными озерками, давно высохшее и используемое местными жителями под покос. Среди травы я увидел аккуратное гнездо, выстланное сухими травинками. Но больше всего меня заинтересовали яйца, которые лежали в гнезде. Были они необычной формы: очень тупые с одной стороны и столь же острые с другой, а величиной почти с куриные. Расцветка – бело-голубая в тёмную крапинку. Мне не пришлось гадать, чьи они были, на меня спикировал чибис: он беспокойно кричал, падал на землю, взмывал в небо, а вскоре появился еще один. Я стал поспешно уходить, но еще долго у меня за спиной плакали и кому-то жаловались чибисы.
А еще чибис «разбирается в людях»: незнакомца или человека с ружьём он настойчиво прогонит, но пастуха или человека, который выполняет какую-либо работу рядом, не боится. Чибис, к которому я подойти не смог, не обращал внимания на мальчика, черпающего из озера воду. И совершенно беззащитны птенцы, только что научившиеся летать. На озере Тухум для них злейшие враги лунь и пустельга, от них не спасает даже вода.

Чибис

Поющая русалка

Эту удивительную птицу я специально не искал. Она сама нашла меня. Было это в начале двухтысячных годов: тогда случилось немного поработать на вывозке леса. Видавший виды «ЗИЛ» я остановил у разъезженного лесовозами брода, чтобы набрать воды. Дни стояли жаркие, и от воды веяло прохладой. Набирая воду, по привычке осматриваюсь. Мокрые замшелые валуны, омываемые стремительным потоком, разбросаны по всему руслу. Над головой высятся лиственницы, берёзы, старые ивы. В жаркий день хорошо отдохнуть  у воды, среди высоких трав и цветущих жарков.

На камень передо мной села бурая коренастая птичка в белом передничке величиной с воробья. Она громко «цвиркнула» и… нырнула в воду. Напрасно я вглядывался в бурный поток, чтобы разглядеть её под водой. Мелькнула нехорошая мысль: «Утонула…». Но спустя некоторое время утопленница появилась в нескольких метрах от меня как ни в чем не бывало. Бегу за лежащим в кабине «Зенитом», ищу бурый комочек среди камней и гремящего потока. Вот она! Осторожно крадусь к поющей русалке, но она снова ныряет. Пытаясь определить, где она может вынырнуть, поскальзываюсь на мокром валуне и… ныряю сам. Инстинктивно выбросив руку с фотоаппаратом вверх, чтобы не намочить, карабкаюсь на камни.  Так купание в холодной воде положило начало моим наблюдениям за оляпкой.

* кольцевание — метод мечения, используемый для изучения диких птиц. Анализ полученных сообщений о встречах окольцованных птиц позволяет судить о путях и сроках миграции , о расселении птиц, изменении численности, причинах гибели и продолжительности жизни. 

Источник https://arigus.tv